Савелий Крамаров

Савелий Крамаров

Савелий Викторович Крамаров (13 октября 1934, Москва — 6 июня 1995, Сан-Франциско) — известный советский, российский и американский актёр театра и кино, заслуженный артист РСФСР (1974).

Родился 13 октября 1934 года в Бауманском районе города Москвы.

Отец Виктор Савельевич Крамаров (1900, Черкассы — 28 марта 1951, Туруханск) — известный московский адвокат, арестован НКВД в 1938 году, повторно — в 1950 году.

Мать Бенедикта (Бася) Соломоновна умерла, когда Савелию было 16 лет. Окончив школу, Крамаров пытался поступить в театральный институт, но его не приняли. Чтобы продолжить образование, Савелий поступил в Московский лесотехнический институт на факультет озеленения. Учась в институте, в 1954 году поступил в театральную студию «Первый шаг» при ЦДРИ.

Окончив Лесотехнический институт в 1958 году, некоторое время работал по специальности. Решив бросить работу, Крамаров разослал свои фото по всем киностудиям страны, и на одно письмо пришёл ответ. С этого началась его актёрская карьера. Настоящий успех пришёл к Крамарову после «Неуловимых мстителей», фраза его героя «А вдоль дороги мёртвые с косами стоять… И — тишина!» стала крылатой.

В 1967 году его пригласили на работу в Театр миниатюр. Он много снимался в кино и к началу 70-х годов был одним из самых популярных комедийных актёров. В 1971 году снялся в самой известной своей роли — Косой в фильме «Джентльмены удачи». Предложения сниматься после этой роли посыпались одно за другим. Не успевал он отсняться в одной ленте, как на экран уже выходила другая. Крамаров даже стал отказываться от некоторых, на его взгляд, недостойных приглашений. Потом простить себе не мог, что упустил роль Петрухи в «Белом солнце пустыни» — не разглядел талантливого режиссера и перспективного сценария. Когда в управлении делами дипломатического корпуса распределяли машины, оставленные уехавшими работниками посольств, начальник управления выдал артисту разрешение на приобретение белого «фольксвагена-жука», на котором тот потом щеголял на улицах Москвы.

В 1972 году Савелий поступил в ГИТИС на актёрский факультет. Но, закончив ГИТИС, Крамаров так и не устроился ни в один из советских театров.

В ГИТИСе Савелий познакомился со своей первой женой — однокурсницей Людмилой. Она позже рассказывала, что ее очень рассмешил номер с роялем. Но их брак длился совсем недолго. Второй женой Крамарова стала Мария. С ней Крамаров расписан не был, но вместе они прожили тринадцать лет. Она была архитектором. Савелий нравился ей своей чистотой и наивностью, увлеченностью любимым делом. Они стали жить вместе. Маше нравилось, что Савелий серьезно заботился о своем здоровье: не пил, не курил, ел пищу без соли, без острых подлив, ложился спать строго по заведенному расписанию.

В советском кино Крамаров стал настоящей звездой. Дурашливая внешность и помогала, и мешала. Стоило появиться на экране его физиономии — и зритель готов был смеяться. В 1974 году Савелий Крамаров стал заслуженным артистом РСФСР. Как-то в ответ на вопрос о планах на будущее Савелий ответил: «Буду копить на народного!». Однако, узнав об этом, всю ночь проплакал. Вспоминал мать, не дождавшуюся успеха сына и свое трудное детство.
Эмиграция в США

Круг общения и дядя, эмигрировавший в Израиль, сделали Крамарова человеком с сомнительными для Советского Союза связями, что было равнозначно концу карьеры. Кроме того, он начал заниматься йогой, стал в значительной мере религиозным человеком, посещал синагогу и отказывался от съёмок в субботу. Его стали снимать всё реже, а в последние три года перед отъездом и вовсе перестали предлагать роли.

Савелий Крамаров подал документы на эмиграцию в Израиль, аргументируя тем, что в Израиле у него единственный родной ему человек — его дядя, но ему отказали в выезде из СССР. Ведь он снялся более чем в сорока фильмах, и в случае его эмиграции все эти картины по принятым тогда правилам должны были «положить на полку».

Из страны Савелия Крамарова не выпускали, но и работать по специальности он не мог. В 1981 году вместе с Александром Левенбуком он написал «Письмо президенту США Рейгану», в котором откровенно жаловался на свою судьбу. Письмо несколько раз прочитали в эфире радиостанции «Голос Америки».

Савелий Крамаров покинул СССР 31 октября 1981 года с документами на выезд из СССР в Израиль, но доехал лишь до Вены — в то время между СССР и Израилем не было прямого сообщения, поскольку СССР в 1967 году разорвал дипломатические отношения с ним после Шестидневной войны. В Вене его встретил импресарио Виктор Шульман, который организовал гастроли Крамарова в Европе, Америке, Австралии, Израиле, Японии. В Лос-Анджелесе Крамаров стал сниматься сначала в рекламе, затем и в кино.

В США Савелий обосновался в Лос-Анджелесе у своего старого знакомого — артиста [Ильи Баскина, с которым снимался еще в «Большой перемене». Некоторое время жил у него, потом арендовал квартиру рядом. И уже через год они вместе снялись в пропагандистской ленте «Москва на Гудзоне». Крамарову досталась роль кагэбэшника Бориса. В финале Борис появлялся на экране за лотком с хот-догами. Эта сцена позволила на родине артиста говорить, что Крамаров в Америке стал торговать сосисками.

Вскоре Крамаров снялся в фильме «2010», где сыграл советского космонавта Владимира Руденко. От актера требовали большей шаржированности образа, а он сопротивлялся, утверждая, что в СССР космонавтами могут стать только отважные и образованные люди, но никак не идиоты.

Потом были фильмы «Вооружён и опасен», «Возвращение Моргана Стюарта», «Красная жара». Крамаров вступил в американскую Гильдию киноактеров, что для эмигрантов — большая удача, у него появился свой агент. Как и в России, его появление на съёмочной площадке встречалось доброй улыбкой. Люди, поработавшие с Крамаровым, относились к нему с интересом и уважением. Даже такие звёзды, как Уоррен Битти и Робин Уильямс.

В Россию Савелий Крамаров смог приехать только в 1992 году как почётный гость кинофестиваля «Кинотавр». Второй раз в Россию он приезжал за год до смерти, в 1994 году.

Крамаров готов был играть в Америке серьёзные роли и вскоре получил бы такую возможность: его утвердили на роль без кинопробы, чего удостаивались лишь самые известные актёры Голливуда[источник?]. Но сыграть ему было не суждено. У Савелия обнаружили рак. И это притом, что Савелий ужасно боялся смерти, причём больше всего он боялся заболеть именно раком. Он уделял своему здоровью просто маниакальное внимание — совершал голодовки и занимался очищением организма. В его рационе была только здоровая еда, он делал регулярные пробежки и занимался плаванием. Он вообще не пил. Мог чуть-чуть пригубить ликёра, отпить немного вина — и только.

В январе 1995 года Крамаров почувствовал боль в левой стороне живота. Несколько дней актёр терпел, а потом отправился к врачу. У него обнаружили рак прямой кишки — колоректальная карцинома. 2 февраля 1995 года Крамарову удалили опухоль, при этом он получил колоссальную дозу химиотерапии. Савелию лучше не стало, у него случилось осложнение — полостная операция привела к эндокардиту (воспаление оболочки сердца, при котором деформируются сердечные клапаны). Последовал тромбоз, затем инсульт, началась отчаянная борьба за его жизнь, однако медицина оказалась бессильной.

Скончался 6 июня 1995 года в одной из клиник Сан-Франциско от второго инсульта. Похоронен на еврейском мемориальном кладбище «Холмы Вечности» (англ. Hills of Eternity Cemetery) в Колма (Сан-Матео) близ Сан-Франциско. 12 октября 1997 года на могиле Крамарова был установлен памятник, созданный Михаилом Шемякиным и Вячеславом Бухаевым.

Выпуск программе Андрея Малахова "Пусть Говорят", посвященный Савелию Крамарову

Оставить комментарий:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
Загрузка...
Подпишись
на новые выпуски

Сейчас на сайте

Сейчас 36 гостей онлайн

www.Pust-Govorat.ru
Пусть Говорят с Андреем Малаховым
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика